Заказать обратный звонок О ФондеКонтакты

Дмитрий Балалыкин: история медицины – фундамент нравственной позиции студентов-медиков

16.04.2014
Знание истории медицины имеет большое значение для формирования научного мировоззрения и нравственной позиции студентов-медиков
Дмитрий Балалыкин: история медицины – фундамент нравственной позиции студентов-медиков

На экспертной площадке Фонда «Устойчивое развитие Нижегородской области» Дмитрий Алексеевич Балалыкин, профессор, доктор медицинских наук, доктор исторических наук, заведующий кафедрой истории медицины, истории отечества и культурологии Первого московского государственного медицинского университета имени Сеченова.

Дмитрий Балалыкин автор более 150 научных работ, в том числе пяти монографий, в области истории хирургии и философских проблем медицины, а также в области историографии церковно-государственных отношений в России в XVII веке, один из ведущих российских историков медицины.

В 1994 году профессор Балалыкин основал компанию, которая занимается внедрением высоких медицинских технологий в отечественную клиническую практику. На сегодняшний день это ведущая российская компания в области лучевой терапии и ядерной медицины в онкологии.

Недавно под редакцией Дмитрия Балалыкина вышла «Хрестоматия по истории медицины». Вот что сказал об этом сам Дмитрий Балалыкин…

С 1962-го года хрестоматии по истории медицины не было. Последняя такая хрестоматия выходила под редакцией покойного профессора Грибанова. К сожалению, все больше и больше об историках науки мы говорим «покойный»...

Если бы мне сказали 20 лет назад, что я буду защищать диссертации по истории медицины и заниматься этим, я бы просто посмеялся. И я откровенно рассказываю студентам, что когда я учился во Втором меде, я прогулял весь курс истории медицины, потому что он казался мне безумным, совершенно ненужным и скучным.

Но теперь все по-другому. Мы с коллегами Еленой Бергер и Марией Туторской не просто выпустили хрестоматию, мы получили гриф РАО. Для нас очень важно, что ее поддержала Академия образования, потому что, несмотря на то, что мы фокусируемся на истории медицины, хрестоматия по любой гуманитарной специальности - философии, филологии, каким-то частным вопросам истории - она в любом случае в достаточной степени универсальна. Мы не можем сказать, что избранные выдержки из Фукидида или Рене Декарта или, скажем, крупного русского хирурга Владимира Басова, интересны только медикам. Биологи, философы, историки тоже входят в круг наших читателей.

Тираж Хрестоматии две тысячи экземпляров – для научно-методической литературы это немало. В книге представлены разделы от античности, от древних медицинских папирусов Египта до позднего Нового времени и до промышленных революций 19-го века. Многие хрестоматийные вещи до сих пор актуальны. Например, получивший Нобелевскую премию за иммунитет – Мечников. Он автор основ теории фагоцитарного иммунитета, но этот иммунитет, фагоцитоз лейкоцитов, открытый Мечниковым, он же с тех пор не изменился! То есть лейкоциты продолжают кушать инородные тела. В этом смысле эта научная теория до сих пор актуальна, она фундаментальна. Да, возможно, она спустилась с уровня академического ученого до уровня базовых знаний студента старших курсов, но тем не менее, это, безусловно, не архаика.

Или Пирогов. Он, бесспорно, внес огромный вклад в военную хирургию, возможно даже основополагающий в мире. Да, с наркозом много сделано, но это не главное. Главное другое. Пирогов, вообще-то говоря, создатель современной хирургической анатомии. Ведь после Крымской войны прошло несколько крупных войн. Вторая мировая - это вообще уникальный советский опыт, во время войны у нас гораздо больше, чем у немцев, больше чем у союзников, был процент возвращения солдат в строй. У нас возвращалось в строй до 80 процентов раненных, такого не было нигде. Принципы транспортировки, этапы оказания медицинской помощи, уровни госпиталей и так далее со времен Крымской войны изменились настолько сильно, что военно-полевая хирургия Пирогова - это уже как раз в большей степени история. А вот оперативная хирургия и топографическая анатомия, иначе сказать хирургическая анатомия - это не потеряло актуальности. Ведь что было до Пирогова - сегодня это смешно звучит. До Пирогова хирург не должен был знать анатомию. Такие крупные светила западной хирургии начала 19-го века, как немецкий хирург Иоганн Фридрих фон Диффенбах, они анатомию не знали, не учили и студентам не рекомендовали. С Пирогова началась новая хирургия.

Большое внимание в хрестоматии уделено методологии. Ведь без методологии медицина – ремесло. Наверное, многим будет любопытно узнать - где в Средних веках была самая лучшая пластическая хирургия? В храмах медицины в Индии. Ведь Средние века и Позднее Средневековье - это постоянная резня всех со всеми, и гражданская казнь побежденного раджи заключалась в том, что ему отрезали нос. Такие были нравы, такие были правила. Он даже имущества не лишался, но нос ему отрезали. У индийских жрецов была методика восстановления тканей носа лоскутом, взятым со лба, поэтому человек потом всю жизнь носил чалму. Ну, чалма у сикхов – это другое, а чалма на старинных рисунках на голове у индусского князя означает точно, нос у него после пластики, и он скрывает свой шрам. Поскольку победа часто переходила с одной стороны на другую, мы могли видеть обоих раджей с искусственными носами. Храмовая индийская медицина - это чистый оккультизм, банальная практическая анатомия. Почему забирали кожу со лба? Потому что кровообращения не понимали. Лоскут не высекался полностью, он на ножке спускался вниз и кровоснабжался естественным образом. Сейчас же с руки можно взять лоскут, и там все гораздо проще, но для этого нужно знать кровообращение, его принципы, анатомию, микроциркуляцию и так далее. А они этого не знали. И потому это одноразовый шедевр, он не влечет за собой ни знания хирургической анатомии, ни развития дальнейшей медицины, ничего...

Но самый интересный период – это конечно же период рождения науки, 16-17-й век. Вследствие религиозных войн, Реформации и Контрреформации в Европе возникает мощнейшее духовное и интеллектуальное напряжение, и собственно, побочным продуктом которого является рождение науки. Я имею в виду Френсиса Бэкона, Рене Декарта и общую теорию науки, которая возникает именно при них. Это период, когда из религиозно-философской истории христианства и какого-то накопления практического опыта в естествознании и, в частности, в медицине, синтезируется научный метод.

Все это наши студенты-медики должны знать и понимать. Знание истории медицины имеет большое значение для формирования научного мировоззрения и нравственной позиции студентов-медиков.


Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
 

Видеоматериалы

Президент России Государственная дума ФС РФ Правительство Российской Федерации Официальный интернет-портал правовой информации Правительство Нижегородской области Городская дума ЗСНО Администрация города